Сетевая акция к Году литературы

Рабочая группа Российской библиотечной ассоциации «Библиотеки и социальные медиа» и координационный совет региональных центров чтения при НФ “Пушкинская библиотека” приглашают библиотекарей присоединиться к акции #ГодЛитературы в социальных сетях.

Суть акции — отметить в социальных медиа наиболее яркие юбилеи писателей, поэтов, критиков и всех, кто связан с литературой. Понимая, что каждая библиотека придумывает к праздничному поводу что-то уникальное и интересное, мы предлагаем механизм наиболее широкого распространения информации.

Как информация распространяется? Необходимо при размещении сообщений об авторе-юбиляре использовать единый хэштег по типу #ИмяПисателяГОДОВЩИНА (например, #Грибоедов220) и #ГодЛитературы для всех событий акции. Благодаря поисковым возможностям социальных сетей, находятся посты с тегами (метками) акции и повторно публикуются на своих ресурсах. Таким образом, библиотекари расскажут своим читателям о сообщениях из других лент, а читатели в других регионах узнают о Ваших находках.

.

Публикуйте информацию о фактах из жизни юбиляра, цитаты из его произведений, фотографии книг, иллюстрации и зарисовки читателей (если это не нарушает авторское право), отсылки в каталоги, описание выставок и акций и т.п.

Размещайте сообщения на разных платформах и в различных соцсетях: блогах, Facebook, ВКонтакте, Twitter, Одноклассники, Мой Мир, Instagram и т.п. Единственное требование к публикации: в один день и с одинаковыми у всех тегами.

Подробно читайте в описании акции.

Полный календарь мероприятий акции смотрите на сайте неКонференции библиотечных блогеров. Можно присоединиться к публикациям по одной дате, по нескольким или по всем.

Мероприятия в январе:

#Азимов95 — 2 января
#Сладков95 — 5 января
#Даррелл90 — 7 января
#Чапек125 — 9 января
#Шефнер100 — 12 января
#Грибоедов220 — 15 января
#Чарская140 — 19 января
#Чехов155 — 29 января

Для координации действий и сбора информации об участниках приглашаются добровольцы, которые соберут общую историю акции с помощью сервиса Storify (или аналогичного). Для облегчения их работы просим участников сообщать о своих публикациях через соответствующую форму.

Отчёты об акции будут размещены на ресурсах Рабочей группы РБА «Библиотеки и социальные медиа» и порталеЧтение 21”.

Наиболее активные участники акции и координаторы мероприятий будут отмечены сертификатами Российской библиотечной ассоциации.

2 комментария на «Сетевая акция к Году литературы»

  1. Денис Иванович Фонвизин

    Годы жизни:
    1745-1792

    Денис Иванович Фонвизин – видный русский писатель эпохи классицизма, драматург, публицист, один из ярчайших представителей литературы XVIII века. Его пьесы легли в основу молодого русского театра в годы правления Екатерины II. Его драматургия сочетает в себе тонкий юмор, иронию и эмоциональность. Лучшее и самое известное произведение писателя – комедия «Недоросль», один из классических образцов русской драматургии XVIII века.
    Денис Фонвизин родился 3 апреля 1745 года в Москве, в дворянской семье обрусевших немцев: его предок был взят в плен при Иване Грозном и стал подданным России. Отец будущего писателя, Иван Андреевич Фонвизин, обучил сына грамоте, этикету и церковнославянскому языку. В десятилетнем возрасте Денис поступает в гимназию при Московском университете, а по ее окончании – в сам университет. В двухлетний срок молодой Фонвизин овладевает французским и немецким языками и все больше читает в оригинале произведения европейских писателей.
    Изучение языков дало о себе знать: в 1761 году в журнале «Полезное увеселение» был опубликован литературный перевод статьи «Правосудный Юпитер» под авторством Дениса Фонвизина, затем – переводы из немецкого баснописца Гольберга. С этого времени переводы Фонвизина публикуются в литературных журналах, а в середине десятилетия выходят в свет и его собственные литературные произведения.

    В студенческие годы Денис Фонвизин впервые в жизни посещает театральный спектакль, и с этих пор увлечение театром остается с ним на всю жизнь: даже несмотря на то, что, по его собственному признанию, пьеса была не слишком удачной.
    В 1762 году молодой Фонвизин бросает университет: ему предстоит служба в гвардии в звании сержанта, от которой писатель пытается укрыться. Фонвизину повезло: ему выпала должность переводчика в Министерстве иностранных дел, а через год службы его переводят в кабинет министров под начальство заведующего театрами И.П. Елагина. В это же время писатель знакомится с кружком литераторов князя Козловского: общение в этом кругу сыграло большую роль в его литературном становлении.
    Чуть позже Фонвизин становится членом Елагинского кружка, участники которого работали над жанром русской комедии, отличной от западных образцов. Молодые русские драматурги сначала пытались переводить на русский язык пьесы европейских авторов, несколько меняя детали, и сочетать откровенно юмористические сцены с сентиментальными. В этом духе была написана первая комедия Фонвизина, «Корион», работа над которой завершилась в 1764 году. Это был вольный перевод драмы французского писателя Жана-Батиста-Луи Грессе, разве что действие произведения было перенесено в русскую деревню, а имена героев изменены.
    Следующая комедия Фонвизина носила название «Бригадир»: она была написала в 1769 году и дала начало жанру «комедии нравов» в русской драматургии. Большое внимание в произведении уделяется обличению человеческих пороков, глупости, жадности, хвастовства.
    В конце семидесятых годов Денис Фонвизин на некоторое время отходит от литературы в пользу государственной службы и становится доверенным лицом канцлера Н.И. Панина. После отставки последнего он оставляет свой пост и посвящает себя литературной деятельности.
    Произведением, которое принесло Фонвизину мировую славу, стала комедия «Недоросль», написанная в 1781 году. Премьера «Недоросля» принесла писателю огромных успех. В лице госпожи Простаковой и ее сына Митрофанушки автор обличает человеческую глупость и противопоставляет ее добродетелям: эти образы не устаревают и в наши дни, уже более двухсот лет подряд зрители встречают их на ура. Финал пьесы – олицетворение расправы над пороками человечества: Простакова остается одна, оставленная сыном и друзьями.
    После успеха «Недоросля» Фонвизин пишет переводы, статьи и пьесы, которые публикуются в журнале «Собеседник российского слова». Некоторые статьи была адресованы лично императрице Екатерине II и содержали критику в ее адрес: этим писатель навлек на себя немилость властей, и его статьи либо не публиковались, либо печатались без указания имени автора.
    В последние годы жизни у Фонвизина усугубились проблемы со здоровьем, которые заставили его уехать на год в Италию. В 1785 году он возвращается в Петербург и все чаще пытается осмыслить свои дела и поступки. С детства Фонвизин был человеком верующим: его религиозность отчетливо чувствуется в автобиографии «Чистосердечное признание в делах моих и помышлениях», законченной в 1791 году. В 1792 году он пишет комедию «Выбор гувернера», текст которой не сохранился. 1 декабря 1792 года Денис Иванович Фонвизин умер и вскоре был похоронен на кладбище Александро

    Цитаты из комедии Д.И. Фонвизина «Недоросль», 1781
    — А ты, скот, подойди поближе. Не говорила ль я тебе, воровская харя, чтоб ты кафтан пустил шире. Дитя, первое, растет, другое, дитя и без узкого кафтана деликатного сложения. Скажи, болван, чем ты оправдаешься? – (г-жаПростакова)
    — Да ведь я, сударыня, учился самоучкой. Я тогда же вам докладывал: ну да извольте отдавать портному. — (Тришка; портной)
    — Так разве необходимо надобно быть портным, чтобы уметь сшить кафтан хорошенько. Экое скотское рассуждение! — (г-жа Простакова)
    — Да ведь портной-то учился, сударыня, а я нет. — (Тришка)
    — Еще он же и спорит. Портной учился у другого, другой у третьего, да первоет портной у кого же учился? Говори, скот. — (г-жа Простакова)
    — Да первоет портной, может быть, шил хуже и моего. — (Тришка)
    Где государь мыслит, где знает он, в чем его истинная слава, там человечеству не могут не возвращаться его права. Там все скоро ощутят, что каждый должен искать своего счастья и выгод в том одном, что законно, и что угнетать рабством себе подобных беззаконно. — (Стародум)
    Великий государь есть государь премудрый. Его дело показать людям прямое их благо. Слава премудрости его та, чтоб править людьми, потому что управляться с истуканами нет премудрости. Крестьянин, который плоше всех в деревне, выбирается обыкновенно пасти стадо, потому что немного надобно ума пасти скотину. Достойный престола государь стремится возвысить души своих подданных. — (Стародум)
    Сколь великой душе надобно быть в государе, чтобы стать на стезю истины и никогда с нее не совращаться! Сколько сетей расставлено к уловлению души человека, имеющего в руках своих судьбу себе подобных! И, во-первых, толпа скаредных льстецов всеминутно силится уверять его, что люди сотворены для него, а не он для людей. — (Стародум)
    Льстец есть тварь, которая не только о других, ниже о себе хорошего мнения не имеет. Все его стремления к тому, чтоб сперва ослепить ум у человека, а потом делать из него, что ему надобно. Он ночной вор, который сперва свечу погасит, а потом красть станет. — (Стародум)
    — Несчастиям людским, конечно, причиною собственное их развращение; но способы сделать людей добрыми… — (Правдин)
    — Они в руках государя. Как скоро все видят, что без благонравия никто не может выйти в люди; что ни подлой выслугой и ни за какие деньги нельзя купить того, чем награждается заслуга; что люди выбираются для мест, а не места похищаются людьми, тогда всякий находит свою выгоду быть благонравным и всякий хорош будет. — (Стародум)
    — Справедливо. Великий государь дает… — (Правдин)
    — Милость и дружбу тем, кому изволит; места и чины тем, кто достоин. — (Стародум)
    — Чтоб в достойных людях не было недостатку, прилагается ныне особливое старание о воспитании.- (Правдин)
    — Оно и должно быть залогом благосостояния государства. Мы видим все несчастные следствия дурного воспитания. Ну что для отечества может выйти из Митрофанушки, за которого невежды-родители платят еще и деньги невеждам-учителям? Сколько дворян-отцов, которые нравственное воспитание сынка своего поручают своему рабу крепостному! Лет через пятнадцать и выходят вместо одного раба двое, старый дядька да молодой барин. — (Стародум)
    Я желал бы, чтобы при всех науках не забывалась главная цель всех знаний человеческих — благонравие. Верь мне, что наука в развращенном человеке есть лютое оружие делать зло. Просвещение возвышает одну добродетельную душу. Я хотел бы, например, чтоб при воспитании сына знатного господина наставник его всякий день разогнул ему Историю и указал ему в ней два места: в одном, как великие люди способствовали благу своего отечества; в другом, как вельможа недостойный, употребивший во зло свою доверенность и силу, с высоты пышной своей знатности низвергся в бездну презрения и поношения. — (Стародум)
    Знаю, знаю, что человеку нельзя быть ангелом. Да не надобно быть и чортом. -(Стародум)Век живи, век учись, друг мой сердешный! — (г-жа Простакова Митрофану)
    Имей сердце, имей душу, и будешь человек во всякое время. На все прочее мода: на умы мода, на знания мода, как на пряжки, на пуговицы. (…) Без нее (без души)просвещеннейшая умница — жалкая тварь. (С чувством.) Невежда без души — зверь. -(Стародум)
    — Взяв отставку, приехал я в Петербург. Тут слепой случай завел меня в такую сторону, о которой мне отроду и в голову не приходило. (…) Меня взяли ко двору. -(Стародум)
    — Как же вам эта сторона показалась? — (Правдин)
    — Любопытна. Первое показалось мне странно, что в этой стороне по большой прямой дороге никто почти не ездит, а все объезжают крюком, надеясь доехать поскорее. -(Стародум)
    — Хоть крюком, да просторна ли дорога? — (Правдин)
    — А такова-то просторна, что двое, встретясь, разойтиться не могут. Один другого сваливает, и тот, кто на ногах, не поднимает уже никогда того, кто на земи. -(Стародум)
    — Так поэтому тут самолюбие… — (Правдин)
    — Тут не самолюбие, а, так назвать, себялюбие. Тут себя любят отменно; о себе одном пекутся; об одном настоящем часе суетятся. Ты не поверишь: я видел тут множество людей, которым во все случаи их жизни ни разу на мысль не приходили ни предки, ни потомки. — (Стародум)
    — Но те достойные люди, которые у двора служат государству… — (Правдин)
    — О! те не оставляют двора для того, что они двору полезны, а прочие для того, что двор им полезен. Я не был в числе первых и не хотел быть в числе последних. -(Стародум)

    Стрелино

    Д. И. Фонвизин
    Деревня Стрелино близ Солнечногорска принадлежала Ивану Андреевичу Фон-Визину (от ред. – так раньше писалась фамилия его отца), отцу знаменитого комедиографа, и перешла по наследству к его сыну – Денису Ивановичу. Именно в Стрелино в 1770 г. задумал Д. И. Фонвизин комедию «Недоросль», прославившую его на века.
    Великолепную характеристику Фонвизину дал А. С. Пушкин: «Сатиры смелый властелин», «друг свободы», «писатель знаменитый, известный русский весельчак», «насмешник, лаврами повитый Денис, невежде бич и страх».

  2. Натан Яковлевич Эйдельман — автор около 25 книг, несколько сотен статей, очерков, эссе и других произведений «малых жанров». Родился 18 апреля 1930 года, в Москве.
    «В труднообозримом многообразии всех этих работ и начинаний впечатляет прежде всего продуктивность феноменально — если не сказать более — одаренного человека».
    «…первая его печатная работа вышла в свет только в 1962 г., когда ему уже исполнилось 32 года…»
    «Натан Эйдельман окончил университет в 1952 г.- в разгар исступленного сталинского мракобесия, и с его анкетой, с томившемся в лагере отцом нечего было и думать о научной карьере. По тем временам для него не оставалось ничего иного, как искать работу в средней школе, что тогда тоже было сопряжено с немалыми затруднениями. Натан учительствовал почти шесть лет, правда, не без пользы для себя и к еще большей пользе для множества своих учеников: об Эйдельмане — школьном преподавателе истории и до сих пор рассказывают легенды. А после 1956 г. он оказался прикосновенным к кружку свободомыслящих историков, в том числе и его однокашников, — воистину «детей ХХ съезда», поверивших в долговременность его курса, но в осознании постигшей страну трагедии и путей выхода из нее пошедших намного дальше буквы его решений.
    То, что говорили и писали участники кружка, не выходило в целом за пределы марксисткой критики сталинизма и сейчас кажется нам вполне умеренным, но в то время представлялось настолько опасным, что они были арестованы и судимы, получив свои достаточно внушительные сроки. Университетский кружок второй половины 50-х годов — яркий эпизод ранней послесталинской духовно-политической оппозиции. И хотя Натан Эйдельман в самом кружке не состоял, находясь как бы на его периферии, и не был подвергнут прямым репрессиям (а на следствии проявил завидную стойкость и не дал себя запугать), университетское дело на несколько десятилетий, вплоть до второй половины 80-х годов, нависло над ним мрачной тенью, вынудив бросить школу…»
    «В сущности, Эйдельман впервые у нас вывел историю на подмостки массовой аудитории, воплотив в своем облике ее устную, говорящую, ораторскую стихию, — он был единственным в своем роде устным историческим писателем.
    Во второй половине 60-х и в 70-х годах, в самую мрачную, беспросветную пору, просветительские усилия Эйдельмана — благодаря и устным выступлениям и, еще более, огромным тиражам его книг и статей — сыграли роль, которую мы пока не представляем в подлинном ее масштабе и которую еще предстоит оценить.
    Мало того, что это был один из наиболее читаемых историков и едва ли не самый популярный из них».
    Натан Эйдельман умер 29 ноября 1989 года в возрасте 59-ти лет.

    Натан Яковлевич Эйдельман — цитаты
    «Оказывается, все четверо детей учились русской грамоте по нескольким церковным книгам и молитвам, а кроме того, «по указам, челобитным и ордерам»: канцелярско-полицейские документы, относящиеся к аресту и заключению Брауншвейгской фамилии, оказывается, могут быть источником грамотности и хорошего слога.»

    «Французский язык, столь распространенный среди дворян конца XVIII и начала XIX столетия, в петровские времена считался еще не главным и уступал в России немецкому, голландскому; пожалуй, начиная с 1740-х годов, когда новая императрица Елизавета Петровна сильно ослабила немецкое и усилила французское влияние при дворе, — пожалуй, только тогда французский начинает брать верх…»
    Во дворце, на великосветских балах подают шампанское и другое сравнительно легкое вино – иначе могут нарушиться общественные приличия! Толковали о неслыханной дерзости декабриста князя Барятинского, который явился на придворный бал, выпив перед тем крепкого ямайского рома; когда одна из великих княгинь ядовито спросила, какими это новыми духами надушился князь, Барятинский смело ответил – «ямайскими»…»

    «А в последних великих романах страшен не столько змей, сколько змееборец, юноша-герой, схватившийся за копье, чтобы поразить зло мира. Зло рождается из остервенения в борьбе за свое добро, из непонимания, что препятствия тоже коренятся в добре, из пены на губах. Одна из основных тем Достоевского — превращение змееборца в змея. Развитие сюжета всегда связано с унижением героя.»

    «…с этих лет идет ненависть Достоевского к Тургеневу и ко всему тургеневскому — барски либеральному, хорошо воспитанному, умеющему держаться, легкому на насмешливое слово. Эта ненависть прошла через всю жизнь.»

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *